Преса

Інтерв'ю журналу Viva! (липень, 2015)

Віва. Обкладинка

Законы провокации

Катю Осадчую любит не каждый – кто-то считает ее заносчивой, кто-то чересчур резкой. 
 
Зато ее программу "Світське життя" смотрят все – зрителям доставляет удовольствие наблюдать за тем, как бесстрашная телеведущая ставит своими колкими вопросами звезду шоу-бизнеса или какого-нибудь политика в неловкое положение. В разговоре с Катей мы не пытались повторять ее журналистские подвиги, а просто поговорили о том, как изменилась ее жизнь за последние десять лет.
 
В обычной жизни Катя Осадчая совсем другая, чем на экране. Да и телеведущая призналась, что на улицах, когда она без яркого макияжа и экстравагантной шляпки, ее узнают редко. А когда ей время от времени говорят: "Девушка, знаете, вы очень похожи на Катю Осадчую", та в ответ только улыбается и не спешит признаваться. И своим именем, чтобы, например, заказать хороший столик в ресторане или билеты на премьеру, пользуется крайне редко. Просто Катя не считает себя звездой, а только "девушкой из телевизора".  В этом году программе "Світське життя" исполняется десять лет. О главных профессиональных и личных достижениях за этот период мы и поговорили с Катей Осадчей.
 
-Катя, расскажу, когда я вас первый раз увидела и запомнила – это было на концерте Лучано Паваротти в Киеве, в апреле 2005 года. Помню, тогда еще подумала: что за экстравагантная журналистка в шляпке. Помните ли вы свое первое интервью в программе "Світське життя"?
 
-Ну вот вы вспомнили о концерте Лучано Паваротти – это как раз и был первый эфир "Світського життя". Я, конечно, тогда только училась, и продюсеры нащупывали нужный формат: каким должна быть сама передача, как я сама должна выглядеть - в головном уборе или без, какие вопросы задавать. В то время мы выходили 5 раз в неделю. Хотя светской жизни как таковой в Украине тогда и не было. Уже позже стали появляться приемы, светские рауты, презентации с красной дорожкой, балы, на которые звезды стали приходить в красивых нарядах. А первое интервью для "Светской жизни" вспомнить сложно… Мы сейчас перебирали архивы и нашли много всего занятного. Вот, например, у нас есть сюжет, как на приеме в честь Дня Независимости в 2005-м я знакомлюсь с Виталием Кличко. Говорю: "Я - Катя". Виталий говорит: "А я - Виталий". В августе будет ровно десять лет, как мы с ним знакомы. И таких примеров много. С той же Ириной Билык, с которой отношения колебались от любви до ненависти и снова до крепкой дружбы. Могу сказать о первом знаковом интервью, моем личном достижении, когда на  фестивале "Країна мрій" в 2005 году  я встретилась с тогдашним президентом Виктором Ющенко. Как вы знаете, подойти с микрофоном к любому президенту сложно без предварительного согласования. И вот тогда мы с оператором, видя цель, не видели для себя никаких препятствий – обошли охрану и мило побеседовали с президентом, его женой и детьми.  На тот момент это было мое первое профессиональное достижение. 
Главное, чему научили меня продюсеры и что является залогом успеха программы - смелость, уверенность и желание сделать даже больше, чем можешь. Потому что зачастую невозможно предугадать, кого встретишь на той или иной вечеринке или заранее с кем-то договориться, тогда нужно смотреть по ситуации и не упустить шанс. Спустя 10 лет мне в каких-то моментах легче, а в каких-то, наоборот, сложнее. Дело в том, что многие политики, завидев меня, убегают от камер, а кто-то наоборот, умышленно идет на резкие вопросы и готов на них отвечать, как, к примеру, Арсен Аваков. 
 
-Как вы готовитесь к эфирам? Кто пишет вам такие колкие вопросы? 
 
-Над программой работает профессиональная команда, костяк которой за все эти 10 лет не изменился. Есть совершенно уникальный шеф-редактор программы Оксана Красилова, она ходячая энциклопедия, которая в любое время дня и ночи может ответить на вопрос о любой знаменитости, достать из памяти нужный файл с нужной информацией. Мы ее называем поисковой системой Google без подключения к wi-fi. И конечно же, продюсеры Олеся и Андрей Ногины - без такой помощи и такого тыла невозможно было бы работать. Я все-таки являюсь проводником между редакцией и телезрителями. Наша работа превратилась в какой-то постоянный сбор информации: мы читаем все сайты, газеты, журналы и все мониторим.
 
-Наверное, и свои информаторы у вас есть?
 
-Есть то, что все обсуждают, что у всех на устах, что обязательно надо уточнить у звезды, так ли это, о чем говорят. 
 
-Были случаи, когда вы отказывались задавать вопрос, потому что считали его слишком откровенным? 
 
-То, какие вопросы я должна задавать той или иной звезде, мы решаем внутри редакции. Я не могу отказаться задавать вопрос только потому, что считаю его неуместным. Решение редакции - это финальное решение. Поймите: ведь звезды – люди публичные, отвечать на неудобные вопросы журналистов - часть их работы. То, что они не знают, как это делать - не моя вина. Звезда должна уметь ответить на любой вопрос, в этом и состоит мастерство. 
Другое дело родственники: вот они, на мой взгляд,  являются заложниками в такой ситуации.  Например, моя мама не любит фотографироваться и, скорей всего, не будет давать интервью. А вот папа, наоборот, может поговорить с журналистами и сфотографируется. Брат тоже не любит публичности, как и сын. Я не могу их заставить и не буду настаивать, потому что это я выбрала публичную профессию, а не они. 
 
-Тогда почему вы, как человек публичный, не афишируете свою личную жизнь? Или быть в тени - это выбор тех мужчин, которые находятся рядом с вами в тот или иной период?
 
-Я же и говорю, что не могу влиять на людей, которые рядом со мной. Все мои мужчины не хотели лишнего внимания к себе. Решение о каком-то публичном выходе вместе - это все-таки решение двоих, и никто ни над кем не должен производить насилие. И потом, вы думаете, что у меня было так много романов? Всех моих мужчин за эти десять лет можно пересчитать на пальцах одной руки, и даже меньше. И даже эти отношения дались мне сложно, потому что на первом месте у меня всегда стоит мой сын и моя работа. Поэтому в этой связке место мужчине как-то особо и не находилось.
 
-За десять лет я не помню случая, когда бы Катя Осадчая пришла на какую-то вечеринку с любимым мужчиной…
 
-Да, без камер я особо никуда не хожу, как вы заметили. Банально просто нету времени, а иногда и желания. Если у меня есть свободный вечер, то я, скорее всего, останусь дома или уеду куда-то вместе с сыном, или просто вместе пойдем в кино. Мои вечера без съемок – это вечера на вес золота. 
 
-Получается, вы расставались всегда с мужчинами из-за того, что у вас сложный рабочий график?
 
-Когда у женщины есть цель выйти замуж, родить еще одного ребенка, тогда это произойдет. У меня была цель – вырастить сына и построить успешную карьеру. Это были основные мои приоритеты за последние десять лет. А отношения с мужчинами для меня были не столь важны. Они себя исчерпывают, если не имеют продолжения себя в чем-то, а это что-то, наверное, не наступало по многим причинам. Возможно, просто было не время. Я могу сказать, что за эти десять лет у меня было только два серьезных романа. И все.
 
-Как часто вы получали непристойные предложения от богатых и знаменитых?
 
-Ну что вы! Как ко мне можно подойти с непристойным предложением? (улыбается) Меня богатые и знаменитые мужчины обходят десятой дорогой. Надо быть очень смелым, уверенным в себе человеком, иметь характер сильнее, чем у меня, а опыт показывает, что очень многие богатые и знаменитые в себе не уверены.
 
-Слушайте, но неужели никто из нашего политического истеблишмента не захотел получить вас в качестве "трофейной жены", как, например, участниц "ВИА Гры"?
 
-Участницы "ВИА Гры" - это совсем другое дело. Я же задаю каверзные вопросы, я колкая, едкая, со мной не расслабишься. Хотя те, кто знает меня лично, понимают, что это всего лишь имидж, моя работа. По моему экранному образу нельзя судить обо мне, как о человеке. Но вы знаете, все-таки вот этот телевизионный образ и защищает меня от вот таких непристойных предложений. 
 
-А допускаете ли вы мысль связать свою судьбу с мужчиной из шоу-бизнеса?
 
-Не знаю, сложно сказать. Я не думала об этом. Мне кажется, такие вещи никто не может прогнозировать и что-то наперед загадывать. Все, что касается чувств, происходит вне  зависимости от тебя, думаешь ты об этом или нет.
 
-У вас наверняка возникало желание использовать свое служебное положение, чтобы познакомиться с каким-нибудь понравившимся вам мужчиной-знаменитостью в личных целях? 
 
-Нет, никогда. У меня есть четкое разделение этих вещей: работа и личная жизнь.  Мне интересны герои как герои, как личности, чтобы интересно было их показать украинскому зрителю, а не как мужчины, с которыми можно закрутить роман. Есть артист, а есть его человеческие качества. И это абсолютно разные вещи. 
 
-Мужчина-артист для вас не мужчина?
 
-Не совсем, мужчина-артист – это артист, а все его остальные человеческие качества проявляются в каких-то абсолютно других обстоятельствах, и эти обстоятельства меня не касаются. Понимаете, у меня работа  и личная жизнь – это вообще две разные вещи.
 
-Каким должен быть мужчина, чтобы вы на него обратили внимание?
 
-Умным, честным, внимательным, добрым.
 
-Чем вас можно зацепить?
 
-Интересной беседой. Хотя все эти качества, что я перечислила, их ведь не увидишь при первом знакомстве. Поэтому вначале, конечно, должна возникнуть химия, которая либо есть, либо ее нет. У меня нет такого, что я увидела мужчину и влюбилась в него с первого взгляда. Хотя Александр Пономарев нам рассказал, что влюбляется с первого взгляда до сих пор. 
 
-Вы долго привыкаете к человеку? 
 
-Не знаю, мне так очень сложно сказать. Понимаете, опять же, у меня в жизни было не так много отношений, чтобы сейчас вырабатывать какую-то закономерность. Это все равно какие-то очень разные эмоции. С мужем было по-другому, потому что тогда была совсем маленькая. Я очень рано вышла замуж, в 18 лет. Тогда все было на одних эмоциях. 
 
-Не жалеете, что так рано замуж вышли?
 
-Абсолютно нет - у меня есть прекрасный сын. О разводе тоже не жалею – потому что мучить друг друга только ради того, чтобы ребенок жил в полной семье, пусть и  несчастливой, тоже неправильно. Куда лучше, когда он видит двух, хоть и отдельно живущих, но счастливых родителей, которые ему уделяют вдвое больше внимания.  Мои родители до сих пор живут вместе, поэтому вначале идея развода для меня была неприемлема. Теперь я думаю, что мы с Олегом должны были встретиться только для того, чтобы у нас родился такой замечательный сын, как Илья. Сейчас он уже тринадцатилетний подросток: взрослый, умный, самостоятельный. Жалеть вообще нельзя, особенно, когда рождаются дети. Сейчас мы с Олегом общаемся прекрасно. Я очень хорошо помню свои эмоции, когда мы только познакомились с ним – это была любовь с первого взгляда. 
 
-Олег принимает участие в воспитании сына?
 
-Конечно. Он с папой ездит отдыхать вместе с пяти лет. Я тогда еще написала "инструкцию по применению ребенка" (смеется). На что мне Олег ответил: "Катя, как-нибудь разберемся". И действительно, Олег ни разу не звонил, чтобы спрашивать, как ему быть с сыном. Касательно Ильи у него есть четкие понимания того, каким он хочет его воспитать.  Он у него единственный ребенок, тем более сын, и он точно знает, что хочет в него вложить. В жизни мальчика папа должен присутствовать обязательно. Я считаю, что еще один повод, почему я не могу жалеть о своем раннем замужестве, потому что у Ильи такой замечательный папа. Они играют в шахматы, вместе берут уроки настольного тенниса.  
У Ильи сейчас такой возраст, когда папино присутствие обязательно. Недавно мне сын говорит, что не хочет дарить девочке цветы на день рождения, потому что это проявление слабости, как он считает. Я звоню Олегу и говорю: "Папа, надо провести работу, научить сына дарить девочкам цветы". Папа закладывает в сыне самостоятельность, потому что моя и бабушкина чрезмерная опека – она немного портит ребенка, конечно. 
 
-Никогда больше не возникало мыслей сойтись с Олегом, если у вас сейчас такие замечательные отношения?
 
-Нет, все-таки и я, и он когда женились, были другими людьми. Мне было восемнадцать, ему -  тридцать два – это большая разница. Тогда я была ребенком, сейчас уже взрослый самостоятельный человек. И может быть, познакомившись сегодня, мы бы не были вместе, потому что за эти десять лет оба очень сильно изменились. 
 
-Вернемся к "Светской жизни". Формат программы и его герои немного поменялся в связи с политическими событиями в нашей стране, как-то это повлияло на рейтинги? И как часто сейчас ездите в Москву на тусовки?
 
-Мы перестали ездить в Москву вот уже полтора года, с 20-го февраля, с момента расстрелов на Майдане. Это наша принципиальная позиция, после аннексии Крыма и 
войны в Донецке и Луганске мы не представляем, как можно приехать и показывать, как развлекаются в России. За эти полтора года все поменялось кардинально: украинцам стало интересно украинское. Украинскому шоу-бизнесу и украинским артистам дан сейчас огромный карт-бланш. И мы его в своей программе всеми силами поддерживаем. 
 
-За эти десять лет у вас были моменты, когда все хотелось бросить и уйти из профессии?
 
-Знаете, по этому поводу всегда говорю, что когда человек работает, например, водителем троллейбуса, он не говорит: мне надоела моя работа, пойду-ка я в химики. В творческих профессиях почему-то принято считать, что кто-то от чего-то устал, что-то не нравится, разочаровался, значит, нужно заняться чем-то другим. Это профессия, это работа, которую ты выбрал. Будь добр, ею занимайся.
 
-А как вы отдыхаете от профессии?
 
-Дома. Летом я живу на даче, хотя несколько свободных дней для меня непозволительная роскошь. Первые несколько лет я вообще никак не отдыхала, все было в таком сумбуре, мне было некогда. Потом я научилась выкраивать какие-то моменты, чтобы переключаться. Стала проводить время на природе, с родителями. Иногда просто могу посидеть, посмотреть телевизор, в интернете, почитать книжку. На даче я сейчас выращиваю разные цветы. Ну как, выращиваю - это громко сказано, но меня это радует. А помогает мне садовник - если бы не он, они бы умерли с моим графиком. Вот сейчас распустились гортензии. 
 
-Расскажите о своих любимых домашних обязанностях – глажка белья, например, может, она вас успокаивает, консервация?
 
-Нет, консервировать я пока не научилась, но этим летом я впервые сварила варенье из собственной смородины, которая выросла у меня на даче. Опять же, еще три года назад я и представить себе не могла, что когда-то буду варить варенье. Так что, может, скоро и консервировать научусь. Когда у меня что-то получается, что я раньше не делала, мне это доставляет такое удовольствие!
 
Ирина Пикуля
Для того, щоб залишати коментарі, будь-ласка, авторизуйтесь, або створіть новий профайл
Символів залишилось: 1000